Одной из причин, вызвавших к жизни этот сборник, определивших его внутреннюю тему, явилось распространение в украинской Кинематографии (да и не только в украинской!) пристрастия к театральности. Нужно было поспорить с теми критиками, которые пытались теоретически оправдать театральность в кино, считая ее органической традицией украинской кинематографии, чуть ли не выражением ее национального своеобразия. Это и делают авторы сборника.

В Ленинграде над проблемами теории плодотворно работают Е. Добйй и ряд сотрудников сектора кино Ленинградского института театра, музыки и кинематографии.

Из новых работ московских киноведов в преддверии 50-летия СССР хочется назвать прежде всего книгу «Завтра и сегодня», в которой И. Вайсфельд анализирует и конкретно показывает, что это такое — диалектическое взаимодействие национального своеобразия содержания и формы фильма и растущего сближения, социалистической общности братских культур, братских кинематографий. В книге вдумчиво исследуются проблемы авторской интерпретации жизненного материала, соотношение индивидуального начала и объективных законов творчества, вопросы построения эпизода, сцены, образа.

Изучение художественных течений советской кинематографии, движущегося многообразия стилей, жанров, языка, перемен в сюжетных структурах определяет основное направление книг А. Мачерета. Существенные вопросы теории ставятся в книге В. Ждана «Кино и условность», в работах Л. Погожевой об экранизации классики. Поэтике детского кино, исследованию его специфики посвятила свою книгу «В зрительном зале — дети» К. Парамонова.

Проблемам работы художника в кино посвящена книга Г. Мясникова. Из книг по документальному кино назову сборники «Правда кино и «киноправда», «Современный документальный фильм», работы Н. Абрамова о Вертове и С. Дробашенко «Экран и жизнь».

Разработкой теоретических проблем научного кино много и плодотворно занимаются И. Васильков и Д. Данин. Искусству мультипликации посвятил свою книгу «Рисованный и кукольный фильм» С. Гинзбург.

Можно было бы назвать и другие книги, статьи, посвященные теории или затрагивающие вопросы теории. Но они не могут ослабить наших беспокойств, нашей неудовлетворенности положением дел в области кинотеории. Все, как говорится, познается в сравнении. Мы не можем не сопоставлять того, что делается в теории сейчас, с теоретическим наследием двадцатых и тридцатых годов, а главное — с требованиями современности. Большинству публикуемых ныне работ не хватает теоретической широты и глубины, мудрой дальнозоркости взгляда на процессы, которые происходят в кино. Теория часто останавливается на уровне текущей кинокритики, ограничивается анализом отдельно взятых фильмов, группируя их по тематическому или жанровому признаку, мало делает для того, чтобы постигнуть тенденции развития социалистического реализма.

На современном этапе художественного развития советского общества новую остроту приобретает вопрос о месте и роли кино в народной жизни, в идейной борьбе за высокие цели революции.

На Западе довольно активно пропагандируется такая теория: в условиях господства массовой культуры кино может и должно отдать развлечение зрителей телевидению, а себе оставить искусство утонченного наблюдения и углубленного исследования человеческой души, эксперименты в области стиля, поиски сложных форм самовыражения современного художника.

Между тем кино — искусство массовое, другим оно стать не может, такова его природа. И судьба кино как искусства решается ныне тем, на каком уровне оно овладевает многомиллионными зрительскими аудиториями — на уровне буржуазной массовой культуры с её «коммерческими фильмами» или на уровне высокого искусства, создаваемого для народа и во имя народа. В отличие от коммерсантов кинематографа мы и в эпоху бурного распространения телевидения ставим перед своей кинематографией задачу — сделать массовое искусство высоким, высокое массовым. Получи от казино чемпион бонусы и сорви большой куш .